К истории Морского министерства Крымского Краевого правительства

 Бобков А.А.

 

В последние годы, опубликовано немало великолепных исследований и сборников воспоминаний, посвященных истории Черноморского флота в 1917-1924 гг. Но до сих пор многие периоды жизни Русского флота на Черном море пока остаются не только малоисследованными, но и вообще неизвестными. В частности остаётся вообще не исследованной, отчасти по политическим причинам, деятельность Морского ведомства Крымских краевых правительств (июль 1918 г. – апрель 1919 г.) К возникновению этого белого пятна в истории флота приложили руку как историки «Украинского флота» и так, и, к нашему великому сожалению историки Русской Добровольческой армии. Существование Морских сил Крымского Краевого правительства было невыгодно ни тем, ни другим, а уж тем более неинтересно оно было советской исторической науке.

В этой статье мы не будем вдаваться во все хитросплетения существования Черноморского флота в этот период, а наметим лишь основные вехи деятельности Краевого Морского ведомства, которая заслуживает более объемного и глубокого исследования.

21 апреля (1 мая) 1918 года в Севастополь вошли передовые отряды 53-го пехотного полка Вестфальского ландвера полковника Меллентина[1]. Здесь их встретили ... «военным парадом», которым командовал член Военной коллегии войск Республики Таврида и комендант Крепости Севастополь полковник Карпов[2].

Вместе с германскими и украинскими подразделениями в Крым прибыла довольно многочисленная военная и гражданская администрация УНР, которая имела претензии не только на владение Крымским полуостровом, но и Черноморским флотом[3]. Приказом №31 по Морскому ведомству УНР приписан к штабу Запорожского корпуса капитан 2 ранга Мистников, назначенный комендантом Севастополя, с поручением «навести там порядок чисто национально-украинского направления»[4]

29 апреля 1918 года Гетман Скоропадский назначил Командующим Черноморским Флотом капитана 2 ранга Овода, который уже 3 мая был заменен контр-адмиралом Максимовым Н.М[5]

3-4 мая украинские флаги были спущены и подняты германские. Корабли и имущество переходили под охрану германцев, команды списывались на берег. Надежды Украины на скорую передачу ей, хотя бы части, Черноморского флота рухнули[6]. Все корабли оставшиеся в Севастополе, а также остатки эскадры контр-адмирала Саблина М., вернувшейся через месяц на Севастопольский рейд из Новороссийска, хотя и подняли украинские флаги, были объявлены интернированными до заключения мирного договора. Несколько боевых кораблей и судов обеспечения, в том числе и эсминец “Зоркий”, были укомплектованы немецкими моряками.

Несмотря на фактический арест флота, капитан 1 ранга Тихменьев А.И., почти до конца июня ещё числился Командующим Черноморским флотом[7]. Морское же министерство Украины продолжало финансирование находившихся в Севастополе и вновь формируемых «украинских» военно-морских учреждений. Так 10 июля 1918г. Совет министров Украинской державы утвердил постановление об отпуске в распоряжение Морского министра 1 миллиона карбованцев. На нужды Севастопольского морского порта: 300000 - на содержание офицеров, 200000 - на содержание портовой администрации - 400000 , на содержание госпиталей - 100000 , на портовые работы 200000 [8].

21 мая 1918г. назначен Главным представителем Украины в Крыму контр-адмирал Остроградский. Его попытка создания «Украинско-Крымской флотилии» под командованием члена бывшего Украинского штаба в Севастополе контр-адмирала Бурлей С.И. закончилась провалом. Вскоре он был снят с должности из-за постоянных конфликтов с немцами, а флотилия расформирована[9]. 10 июня 1918г. главным представителем Украины в Крыму назначен контр-адмирал Клочковский В., который организовал управление флотом и занялся учетом кадров с зачислением их на украинскую службу, причем начальником штаба был назначен контр-адмирал Черниловский-Сокол[10].

Под контроль Германии попали: 7 линкоров, 3 крейсера, 12 эсминцев, 15 подводных лодок, 5 плавбаз, 3 румынских вспомогательных крейсера, торговые, учебные суда, минзаги, Воздушная дивизия Ч.Ф. (67 исправных самолётов и 257 вольнонаёмных чинов). На судах, после захвата их немцами, оставалось по 10-20 (русских А.Б.) матросов на каждом, а в городе до 4000 матросов, которые, лишившись своих руководителей-большевиков вели себя спокойно. Несмотря на это, для большей безопасности германцы арестовали до 400 наиболее неблагонадёжных моряков находившихся на кораблях и отправили их по железной дороге в Харьков[11].

6 июня 1918 г. в газетах Крыма опубликовано объявление о принятии командиром 1-го Мусульманского стрелкового корпуса Сулькевичем Матвеем Александровичем, с согласия гер­манского командования, управления Крымским краем, формировании правительства и готовности созвать краевой парламент. «Крымское краевое правительство», в котором Сулькевич принял должности премьер-министра, военного министра и министра внутренних дел, с самого начала своей деятельности имело довольно радужные и масштабные планы по созданию в Крыму военной и морской силы.

Уже в своём первом обращении к населению Крыма, от 12(25) июня 1918, Краевое правительство, прямо заявило, что «...находит необходимым для ограждения внутреннего порядка и внешних границ постепенное создание сухопутного войска и морских сил на условиях, которые будут выработаны особо. Для несения службы береговой охраны Прави­тельство надеется получить часть военных судов русского флота, захваченных германскими войсками в Севастополе[12]».

Предлогом для создания сил береговой охраны были многочисленные случаи контрабанды, и даже пиратства в «территориальных водах» Крымского края.

Например, 28 июля 1918г. несколько фелюг напали на баркас с мукой вышедший из порта Феодосии, вскоре фелюги были задержаны у м. Чауда германским миноносцем[13]. Вскоре, 21 сентября, пограничники «перехватили в Феодосии 30 вагонов зерна, предназначенных для отправки турецкими фелюгами в Анатолию». Но, основная масса контрабанды проходила почти беспрепятственно[14].

В середине июля (нового стиля) одновременно, с началом формирования Военного Ведомства[15], Товарищ Военного министра по морским делам, контр-адмирал Бурлей С., еще недавно «служивший в Украинском флоте» начал подготовительные работы по созданию Морского ведомства. 25 июля (8 августа) 1918 года находясь в Севастополе, в инспекторской поездке, с целью выяснения положения, доложил предположительные задачи и направления работы Морского Ведомства Крымского Краевого Правительства:

Приведём здесь лишь основные:

«1)В задачу Морского ведомства входят: регистрация и ликвидация казённого имущества (...)

2)  Всё имущество Морского ведомства осталось без охраны и наблюдения . Необходимо его охранять, часть сдать в аренду (...).»

В том же документе предполагалась возможность использования имущества Морского ведомства оставленного в Одессе и Николаеве, а так же возможность перегона в Крым и использования двух недавно построенных в Николаеве десантных барж и т.д.[16]

Вскоре были утверждены временные штаты Морского Ведомства на август 1918г., которые предусматривали всего 7 чиновников, с расходом в месяц на содержание аппарата и учитывая непредвиденные расходы 19 300 рублей[17]. 

Должность

Число чинов

Оклад одному чину

Товарищ Морского Министра

1

1300 рублей

Секретарь (адъютант)

1

600 рублей

помощник Товарища министра

1

900 рублей

Канцелярия

Начальник канцелярии

1

800 рублей

Делопроизводителей

3

700 рублей

Помощников

3

600 рублей

Переводчиков

2

500 рублей

На уплату вольнонаёмным сторожам, курьерам и т.д. 2.800 рублей

И того, включая непредвиденные и другие расходы 19 300 рублей [18]

 

17 августа 1918 г. контр-адмирал Бурлей С. донёс, что германское командование не собирается признавать прав Крымского краевого правительства на создание Морского ведомства, не смотря на то, что разрешило его создание Украине. Он спрашивал, не будет ли подчинено Морское ведомство Министру путей сообщения, или останется в ведении Морского министра.[19] В результате фактически до конца германской оккупации Морское ведомство содержалось нелегально, занимаясь учетом сохранившихся кадров и военно-морского имущества. Одну из неудачных попыток создания замаскированных под железнодорожную стражу численностью свыше 500 человек, подразделений Морского Ведомства очень красочно описывает князь Оболенский В.А. в своих воспоминаниях. Немцы корректно сделали вид, что ничего не поняли, но запретили[20]. Да это и понятно: не смотря на наличие Министертва путей сообщения, общественных работ, почт и телеграфов — во главе с генерал-майором Фриман Л.Л., германские оккупационные власти полностью контролировали эксплуатацию и охрану железнодорожных сообщений Крыма. Но несмотря на свой детский бюджет Морское ведомство проводило в это период очень важную работу Производился учёт пригодных к службе чинов флота. Кроме того, через городские офицерские организации Крыма была налажена помощь офицерам флота и их семьям, а также их трудоустройство. Ряд офицеров флота заняли командные должности в МВД Крымского краевого правительства. Среди них: кап. 1 р. Никаноров Иван Владимирович, ст. лейтенанты Величковский Михаил Дмитриевич, Кисловский Александр Дмитриевич, произведенный в лейтенанты мичман Ломакин Борис Владимирович и др.[21]

Вся эта «конспирация» и хаос не закончились с крушением Германской Империи, и началом эвакуации оккупационных сил.

Адмирал Гофман, согласно решению германского военно-морского командования, 8 ноября снял арест с части судов черноморского флота и передал их представителю Украинской державы контр-адмиралу Клочковскому, и представителям не признававшим украинской ориентации капитану 1 р. Тихменьеву А.И. и Лебединскому[22]. Уже 12 ноября появился приказ Гетмана Скоропадского о боевом расписании Украинского флота, временное расписание чинов, с тем, что бы пополнить экипажи и береговые части офицерами, кондукторами и чиновниками. В тот же день контр-адмирал В. Клочковский был назначен временно исполняющим обязанности «командующего всеми морскими силами (украинскими) Чёрного моря»[23]. С этого момента в течение двух недель в Крыму и в частности в Севастополе находились суда, части и учреждения фактически четырёх, номинально независимых, флотов:

·     Черноморского флота Украинской державы

·     Морского ведомства Крымского Краевого правительства

·     суда Черноморского флота капитана 1 ранга Тихменьева А.И. (Добровольческой ориентации, но теоретически принадлежащие Совету Народных Комиссаров)

·     суда Черноморского флота под Германским флагом.

Можно бесконечно перечислять названия кораблей и командиров, числящихся в боевом расписании «Украинского флота». Приказы военных ведомств УНР и Гетмана Павла Скоропадского в большинстве своём опубликованы. Но кто сказал, что они выполнялись. Большинство украинских историков сходится в одном – в декабре 1918 года, после высадки десантов «Антанты» в Севастополе и Одессе «Украинский флот перестал существовать». Но точно даты не сообщают – и это вполне резонно – никакого Украинского Черноморского флота никогда не существовало. Да, сохранились документы явно говорящих о существовании ведомств, управлений, отделов, в которых числилось уйма народу – но флота не было. Имеются следы реального существования кадрированых частей Морской пехоты под Херсоном, Николаевым и в г. Перекопе. Но в Севастополе с мая по декабрь 1918 не действовало ни одного украинского подразделения. Да и согласитесь – считать войсковую часть созданную Гетманом Скоропадским – «национальной украинской» - просто несерьёзно.

24 ноября на всех судах Черноморского флота в Севастополе, по приказу контр-адмирала Украинской державы Вячеслава Клочковского, были вновь подняты Андреевские флаги, но прибывшие на смену немцам англичане и французы вновь приказали их спустить[24]. Гордый Андреевский флаг, остался поднятым только на судах Дивизии подводных лодок[25],

Для всех заинтересованных сторон, эти спуски и поднятия флагов до конца года так и не принесли никакой пользы, кроме как «союзникам» и … Краевому Морскому ведомству.

Назначенный 21 ноября вместо Бурлей Морским министром контр-адмирал Канин В.И.[26] начал формирование Штаба Морского Ведомства, начальником которого назначает контр-адмирала Черниловского-Сокола[27]. При этом оба получают параллельные назначения от имени Добровольческой армии. Канин, еще 13(26) ноября приказом Деникина А.И. назначается командующим Черноморским флотом, с правами Командующего Флота и министра, а также членом особого совещания при Главнокомандующем Добровольческой армии[28]. Командующий флотом в составе Вооруженных сил юга России адмирал Канин в приказе № 2 от 5 декабря 1918г. распорядился: "Впредь до сформирования штаба командующего возложить исполнение обязанностей его на штаб главного командира Севастопольского порта". Должность последнего по-прежнему занимал Клочковский В.Е.[29].

Несомненно, что в Морское ведомства адмирала Канина В.И. и влились «украинские» структуры созданные Морским министерством Гетмана Скоропадского, причем, произошло это, намного раньше прекращения существования режима Гетмана Скоропадского. Последний отрекся только 14 декабря 1918 г.

Но, не смотря на то, что большинство приказов Канин отдавал как Командующий Черноморским флотом, подчинённые ему учреждения и подразделения позиционировали себя четко как «Морское Ведомство Крымского Краевого правительства», чему так возмущались многие историки Белого флота. По другому просто и быть не могло, т.к. «союзники», как и до этого германцы открыто блокировали создание Русских национальных морских сил.

Это подтверждает и случай, когда в декабре 1918 года в «Севастополь прибыла группа из восьми морских офицеров во главе с Ваксмутом А.П. с целью получить у Краевого правительства военное судно для флота Добровольческой Армии. Предварительно Главнокомандующий Добрармии генерал-лейтенант Деникин А.И. послал личное письмо контр-адмиралу Канину. Но, не смотря на это, а так же старания адмирала Канина Краевое правительство, под давлением англичан, ответило отказом. Упорный в достижении поставленной цели Ваксмут побывал и в штабе Украинского флота, у контр-адмирала Черниловского-Сокола, но тоже ничего не добился. Потеряв около двух недель делегация вернулась в Новороссийск ни с чем»[30].

Морским ведомством был продолжен сбор имущества и организована его охрана вольнонаёмными командами, преимущественно из бывших чинов Императорского флота. Одним из самых известных подразделений такого типа стал «Офицерский отряд Морской охраны Севастополя», под командованием ст. лейтенанта Кисловского А.Д. Костяк его личного состава составляли инженер-механики флота. Штаб отряда и часть личного состава размещались в г. Севастополь в гостинице «Северная»[31].

В течение ноября-декабря Морскому ведомству Крымского Краевого правительства были переданы и начали укомплектовываться командами минимум три боевых корабля: посыльное (транспортное) судно «Буг», подводная лодка «Тюлень» и эскадренный миноносец «Живой».

Личный состав комплектовался путем вольного найма, причем каждый поступающий на службу должен был принести рекомендации двух офицеров флота. Зарплата матроса составляла 1500 р. в месяц[32]. Первым в строй вступил «Буг», постоянно находившийся в распоряжении адмирала Канина. «Вопреки противодействию англо-французов, опасавшихся подводных лодок, капитаном 2-го ранга Погорецким и группой офицеров была восстановлена подводная лодка «Тюлень». По поручению адмирала Канина она дважды ходила в Новороссийск: 6 февраля с посланным им для связи в Екатеринодар капитаном 1-го ранга Келлером, а потом за деньгами для «флота»[33].

В конце декабря - начале января был укомплектован экипажем и вооружен эсминец «Живой». Очень подробные воспоминания о службе нем под «флагом краевого правительства» оставил Аристов В.[34] Последний не только даёт яркое описание быта эсминца, но и сведения о составе его команды на момент эвакуации Севастополя в апреле 1919 г. «Из Севастополя миноносец вышел под командой капитана 2-го ранга Кисловского. Старшим офицером был лейтенант Охотин, штурманом — лейтенант Субботин, ревизором — лейтенант Спаде, будущий командующий Латвийским флотом. Были еще лейтенанты Петровский, Вавилов, А. Гурский, мичманы Хрущев, Вернадский, штабс-капитан по адмиралтейству Верещинский, старший лейтенант П. И. Орловский, боцман гардемарин Н. Честеско, машинный унтер-офицер Фоменко. В составе команды было около 10 армейских офицеров: капитан А. А. Вельк, хорунжий-донец Хартулари, поручики Кириченко, Надеждин, Недбай, корнет Рубанов, прапорщики Орлов и Зубков, хорунжий-уралец и военный чиновник, чьих фамилий не помню. Три кадета Морского корпуса: Круглов, Захарченко и еще один, кадеты сухопутных корпусов: сумцы — В. Гордеевич, В. Миончинский, Орловского — А. Назаров, Одесского — Н. Рурский, юнкер-ялтинец Л. Иванов, студент-медик 4-го курса Бурназ (фельдшер), студенты: Н. Золотарев, В. Аристов, Окунев, А. Остряков; гимназисты С. Захарченко, Осипов, Кальф, М. Шайтан, Остапенко, два журналиста: Грушевский и еще один. Были также еще один армейский подпрапорщик и юнга, мальчик четырнадцати лет. Многих офицеров сопровождали жены. Детей не было»[35].

Численность Морского ведомства в период с ноября по март по всей видимости достигала значительной численности. Точных цифр нет, но нам известен штатный состав команд, кораблей вошедших в строй:

«Буг» - 10 офицеров, 3 кондуктора, 213 нижних чинов.

«Тюлень» - 47 чинов.

«Живой» - 72 чина.

Да же при условии, что штаты не были полностью укомплектованы, строевой состав судов Морского ведомства составлял значительный процент в Вооруженных силах Крымского Края. Хотя Аристов В. утверждает что экипаж «Живого» был укомплектован полностью, причем многие должности нижних чинов занимали офицеры.

16 апреля 1919 г. в Новороссийск прибыли в распоряжение Добровольческой армии первые боевые корабли Черноморского флота, задержанные французским командованием в Севастополе, — крейсер «Кагул», будущий «Генерал Корнилов», подводная лодка «Тюлень», а затем и остальные суда «Морского Ведомства Крымского Краевого правительства». «Живой» был зачислен в состав флота ВСЮР 3 мая, «Тюлень» 5 мая. «Буг» был номинально зачислен в состав ВМФ ВСЮР, несколько ранее – еще в апреле 1919 г.

К сожалению, автору данного очерка посчастливилось работать только с теми документами непосредственно «Морского Ведомства Крымского Краевого правительства», которые сохранились среди документов МВД в фондах Государственного Архива АР Крым. Дальнейшие исследования, несомненно, внесут ещё большую ясность в историю «Флота Крымского Краевого правительства». Интересно – под каким флагом ходили его боевые корабли?

 

Краткая история и тактико-технические характеристики кораблей Морского ведомства Крымского Краевого правительства.

 

 
   

Минный транспорт «Буг» Построен на верфи Зиндхозмен (Гётеборг, Швеция) Строительство начато 01.1891, Спущен на воду 21.08.1891 г., введён в эксплуатацию 26.11.1892 г. Затонул 12 ноября 1920, в 1923 был поднят и в 1924 сдан для разборки на металл. Тоннаж 1380 т, 62,2 х 10,4 х 4,6 м., 2 ВТР, 4 огнетрубных котла, 1400 л. с., 13,39/8 уз. Экипаж: 10 офицеров, 3 кондуктора, 213 нижних чинов. Вооружение: с 1915:2 х 75/50-мм; 4 х 47-мм, с 1919: 3 х 75/50-мм, 350 мин заграждения.

 

 
   

Подводная лодка «Тюлень» заложена 25.06.1911 г. отделением Балтийского завода в Николаеве и 11.10.1911 г. зачислена в списки кораблей ЧФ, спущена на воду 19.10.1913 г., вступила в строй 26.02.1915 г. Водоизмещение (надводное/подводное): 630/790 т., 68,43х4,48х3,9 м., 12/10,0 уз, Глубина погружения: до 50 м., 2400 миль, 160 миль. Силовая установка: дизеля 2x250 л.с., электромоторы 2x700 л.с. Вооружение: 2 носовых + 2 кормовых 457-мм торпедных аппарата, 8 457-мм аппаратов Джевецкого, 1 75-мм орудие, 1 57-мм орудие. Экипаж: 47 чел. С 03.05.1919 г. входила в состав морских сил Юга России Добровольческой белой армии.

 
   

Эскадренный миноносец «Живой» (до 22.03.1902 года – "Рыбец"). 22 марта 1902 года зачислен в списки судов Черноморского флота, в 1902 году заложен на эллинге Николаевского Адмиралтейства в Николаеве, спущен на воду 10 апреля 1903 года, вступил в строй в 1906 году. До 10 октября 1907 года классифицировался как миноносец. 29 апреля 1918 года прибыл в Севастополь из Новороссийска и был захвачен германскими войсками, укомплектован немецкой командой и 22 октября 1918 года, под литерой "R 12", введен в состав ВМС Германии на Черном море. 24 ноября 1918 года захвачен англо-французскими интервентами и вскоре передан в распоряжение белогвардейского командования. 31 марта 1919 года был исключен из состава белогвардейского флота. 3 апреля 1919 года ушел из Севастополя в Новороссийск и 3 мая 1919 года вторично зачислен в состав морских сил Юга России. 15 ноября 1920 года затонул во время шторма в Черном море, при эвакуации врангелевцев из Севастополя в Стамбул. Водоизмещение: от 426 до 450 тонн Размеры: длина – от 64 до 65.84 метра, ширина – 6.4 метра, осадка – от 2.03 до 2.85 метра. Силовая установка: 2 вертикальные паровые машины тройного расширения, 4 котла, 2 винта, от 5,500 до 6,000 л.с. Скорость: от 23 до 24.4 узлов Дальность плавания: 290-500/1,000-1,370 миль (23/12 узловым ходом) Экипаж: 72 человека Вооружение: с 1916 года: 2х1 75/50 мм орудия, 3х1 7.62-мм пулемета, 2х1 надводных 457-мм торпедных аппарата, 18 мин заграждения.

 Для иллюстрации этого раздела использованы фотографии из "Интернета", при этом за исключением минного транспорта "Буг", изображены однотипные названным корабли. (Прим. ред.)


Примечания:


[1] Das Landwehr-Infanterie-Regiment 53 im Weltkrieg 1914 – 18, Otto Koch, [Kettwig] [u.a.], [Flothmann], 1928, S. 89

[2] Сирченко М.Т. Выполняя приказ В.И. Ленина (потопление черноморского флота в 1918г.) - с. 133-134

[3] 28 февраля (13 марта) 1918 года Центральная Рада опубликовала принятый ею ещё 14 января «Временный Закон о флоте УНР»:

п.1: Российский Черноморский флот военный и транспортный провозглашается флотом Украинской Народной Республики и выполняет обязанности охраны побережья и торговли на Черном и Азовском морях. (…)

 п. 4: Украинская Народная Республика перенимает на себя все обязанности российского правительства относительно Черноморского флота и относительно содержания флота и портов.

п. 5: Со времени провозглашения этого закона все российские военные и торговые корабли на Черном и Азовском Море поднимают украинские флаги». См.: Крип’якевич І. Гнатевіич. Б, Стефанів З., та інш. Історія Українського війська ( від княжіх часів до 20-х років XX ст.) видання 4-те. Львів: Світ , 1992 –с. 435.

[4] Крип’якевич І. Гнатевіич. Б, Стефанів З., та інш. Історія Українського війська ( від княжіх часів до 20-х років XX ст.) видання 4-те. Львів: Світ , 1992 –с.436

[5] Проданюк Ф. Украiнська Держава и Гетьман Павло Скоропадский // Вiйскьо Украiни . 1993 №3 - с. 86

[6] Королёв В.И. Черноморская трагедия. (Черноморский флот в политическом водовороте 1917-1918гг.) Симферополь: Таврия, 1994 - с. 33

[7] Морской Атлас М: ГШ ВМФСССР,1966 - т.III, ч.2 - с.733

[8] Державний Вiстник Кiив. 16. 6. 1918г. № 15

[9] Крип’якевич І. Гнатевіич. Б, Стефанів З.,–с.442; Мамчак М. Легендарний Севастополь — місто славних козаків. // "Військо України" . К., 2008 - №4 (94) –с. 29.

[10] Крип’якевич І. Гнатевіич. Б, Стефанів З.,–с.442

[11] Королёв В.И. Черноморская трагедия... с. 33

[12] Сергиенко Л. Пунктир времени.// Известия Крымского Республиканского краеведческого музея. 1995 №11 -с. 6

[13] Слово Подолии, Винница 01.08. 1918

[14] Слово Подолии, Винница 24.09. 1918

[15] Приказ по Военному Ведомству №1 датирован 29 июня 1918 г. (ГААРК Ф.-Р-999 оп.1.д.135 –л.1)

[16] ГААРК ф. Р-999 оп. 1 д. 7. Л. 12, 12об

[17] ГААРК ф. Р-999 оп. 1 д. 7. Л 14

[18] ГААРК ф. Р-999 оп. 1 д. 7. Л 14

[19] ГААРК ф. Р-999 оп. 1 д. 7. Л 12 об

[20] См. Оболенский В Крым при немцах, //На чужой стороне. - № 6, Оболенский В.А. Крым в 1917-20-е годы. //Крымский архив, №1.

[21] ГААРК Ф Р-999. оп. 1. д. 180 -л.3; д. 4. Л. 11-13,

[22] Кадесников Н.З. Краткий очерк белой борьбы под Андреевским флагом ... М.: Андреевский флаг, 1993 - с. 17

[23] Iсторiя Украiнского вiйска . Львiв: Свiт, 1992 р. - с. 446

[24] Кадесников Н.З. - с. 18

[25] Iсторiя Украiнского вiйска . Львiв: Свiт, 1992 р. - с. 446

[26] По другим сведениям 26 ноября

[27] ГААРК Р-999. оп.2. д. 406 –л. 5; Известия Крымского республиканского краеведческого музея Симферополь , 1995 г. №11 –с.12-15.

[28] ЦГА ВМФ РФ Ф.-332. – д.6 – лл. 436-440 –л. 439

[29] Козюренок К.Л. Судьба командира подлодки "Тюлень"// Журнал "Гангут" СПБ., 2007 - №40 –сс.111-120

[30] Кадесников Н.З. - с. 18

[31] Флот в Белой борьбе / Составление, научная редакция, предисловие и комментарий доктора исторических наук С.В. Волкова. — М.; ЗАО Центрполиграф, 2002.

[32] Аристов В. На «Живом» в Гражданскую войну. // Флот в Белой борьбе. / Составление, научная ре-дакция, предисловие и комментарий доктора исторических наук С. В. Волкова. — М.: Центрполиграф, 2002. – с. 100.

[33] Варнек П.. Образование флота добровольческой армии // // Флот в Белой борьбе. — М.: Центрполиграф, 2002. – с.81-82

[34] Аристов В. На «Живом» в Гражданскую войну.– с. 100.

[35] Там же с.103